Поставили диагноз-фиброзно-кистозная мастопатия-сосок трескается периодически

МОЙ ОПЫТ 15-ДНЕВНОГО ГОЛОДАНИЯ (14. 09 – 28. 09 2013 ГОДА)

 

            Практически всю весну и лето я работал над своей новой книгой по психологии счастья для немецкого издательства «Ламберт». Захваченность темой была столь велика, что забывал о времени суток. Однако многочасовая сидячая работа делала свое черное дело: мой вес начал расти. К моменту завершения рукописи в сентябре он достиг неприличной отметки в 92 килограмма, что при моем росте 183 см было явным перебором. Навалившуюся тяжесть первым делом ощутили ноги: при ходьбе стал побаливать сустав. «Заскрипели» и другие органы. Гибкость тела приблизилась к уровню кирпича. Мои ежедневные велопоездки на Комсомольское озеро и купания в нем ситуацию не изменили – они лишь помогли сбрасывать накапливающуюся усталость. Можно сказать, в 55 лет я впервые начал ощущать исподволь приближающуюся старость, что меня отнюдь не обрадовало.

            Впрочем, я знал, что для подобных ситуаций должен сработать действенный, хотя и жесткий план – многодневное голодание. Я уже неоднократно практиковал его в прошлом, о чем, в частности, написал в позапрошлом году статью для «Советской Белоруссии» под названием «Психолог должен быть всегда голодным». В прошлом году мой рекорд голодания на воде составил 10 суток, причем первую неделю (пока не обессилел) я совершал поход по горному Крыму. Так же планировал поступить и в этот раз.

            Почему я предпочитаю голодать именно в Крыму? Потому что там ничего не отвлекает от основной цели. Не приходится растрачивать нервную энергию на всякие житейские пустяки. Можно полностью сосредоточиться на главном, поскольку голодать довольно тяжело – и физически и морально. Тем более, что в этот раз мне хотелось поставить новый рекорд продолжительности. Также заранее наметил ветку туристского маршрута, где горный воздух, чистая вода и относительная уединенность будут гарантированы круглосуточно. Голодание начал еще в поезде Минск – Симферополь.

            Крым встретил резким похолоданием, ливнями и грозами. Аномальная непогода продлилась все время моего отдыха, причем бабье лето так и не наступило. Пришлось выбирать запасной план – поселиться на одной из удаленных от цивилизации турбаз, откуда и совершать вылазки в горы в промежутках между дождями. Впрочем, нет худа без добра: проживание в номере позволило сохранить больше сил и успешно завершить голодание.

            Теперь опишу сам процесс. Прежде всего скажу, что во время голода не использовал каких-либо внутренних «очисток». Все «естественные» процессы шли у меня сами собой, хотя и значительно реже. Никакого особого дискомфорта в связи с этим я не испытывал.

            Употреблять все время только питьевую воду было для меня довольно неприятно, а в какой-то момент стало даже противно. Поэтому обогатил "меню" минеральной водой, а обычную иногда для разнообразия  употреблял воду в горячем виде.

             На 4-й день голодания наконец выглянуло солнце, и я сразу же засобирался в поход. Вскоре вышел в направлении турстоянки, находящейся в горах на расстоянии в десять километров. Четыре с половиной часа непрерывного и потного подъема, и вот я уже ставлю палатку на одном из «бортов» Большого Крымского Каньона неподалеку от горного ручья. Растущие неподалеку дикие яблони и груши с довольно сладкими плодами (проверял в прошлом году) дразнят фруктовыми ароматами. Постепенно темнеет, и я тоже начинаю отходить ко сну. Голод обостряет проблемы ночлега: выделившийся во время подъема едкий пот раздражает кожу, лежать довольно жестко, а тут еще начинает резко холодать. Плюс непроходящая влажность от недавно прошедших дождей. По разные стороны от палатки периодически слышна стрельба (браконьеры охотятся ночью), что тоже настроения не прибавляет.

            Утро будит меня сильнейшим ветром, от которого палатка ходит ходуном, и надвигающимися черными тучами. Грядет очередная волна непогоды. Быстро собираюсь и выдвигаюсь обратно в сторону турбазы, причем вторая половина пути сопровождается холодным ливнем и аккомпанементом близких молний. Ну что ж, значит это судьба. Продолжать голодание в «комнатных» условиях будет скучнее, зато гораздо комфортнее. Не придется тратить тающие силы на борьбу со стихиями. Теперь я уж точно обязан голодать «до победного», поскольку «срыв» привел бы к однообразной жизни на турбазе в условиях невозможности активного туризма. Зачем тогда было ехать в Крым? Утешаю себя тем, что буду по возможности делать однодневные вылазки в горы, тем самым повышая свои физические кондиции и борясь с некоторым однообразием голодной жизни.

            Что я имею в виду, когда говорю о «монотонности» голодных дней? Поскольку энергии становится все меньше, постепенно возникает состояние некоторой физической и эмоциональной подавленности – этакая легкая депрессия. Все системы как бы слегка приглушены. Терпеть такое ограничивающее тебя состояние день за днем довольно нелегко, тем более что многие «стандартные» развлечения либо отсутствуют, либо недоступны из-за слабости. У меня основными занятиями в эти дни был просмотр телепередач, прогулки по окрестным горам и чтение. Читал одновременно по 4 – 5 книг, в основном научно-популярных. Ради пополнения запасов литературы пару раз специально наведывался в книжные магазины Симферополя и Бахчисарая.

Там, где я жил, невозможно было найти весы, но по брючному ремню было видно, как ужималась талия. К 12-му дню, например, уменьшение составило около 10 сантиметров.

            В первые ночи голодания мне было довольно тяжело засыпать. Язык был максимально обметан в первую неделю, в дальнейшем он день за днем очищался. Неприятный запах «ацетона» изо рта также пропал примерно к шестому-седьмому дню. Постепенно я обнаружил, что боли в ноге при ходьбе практически исчезли. Осталось лишь небольшое неудобство, практически не беспокоящее (в том числе и при коротких пробежках, которые я предпринимал). День ото дня я замечал, как восстанавливается былая гибкость при выполнении гимнастических упражнений. Телесно я снова начинал чувствовать себя скорее молодым человеком, нежели пожилым.

На восьмые сутки голода у меня произошел так называемый ацидотический криз, после которого организм, наконец, перестает требовать пищу извне и тихо переключается на «поедание» самого себя. Первым делом в ход идут жировые, а также ослабленные и болезненные клетки разных органов. Подобный процесс называется избирательным аутолизом. В этот день я почувствовал, как что-то внутри меня вдруг «успокоилось». Настроение стало более ровным, а образы пищевых продуктов утратили свою притягательность. Сны о еде также прекратились примерно в это время – организм и мозг как будто начали «забывать» о еде. Если в первые дни голода я сознательно обходил стороной магазины, чтобы лишний раз не провоцировать себя, то на одиннадцатый день совершенно спокойно покупал для Минска варенье из лепестков роз и собирал под деревьями грецкие орехи. Появилось ощущение, что теперь при необходимости смогу голодать гораздо дольще намеченных сроков.

            Должен отметить, что мозг во время голодания не ухудшил свою работу. Перечитывая сделанные в Крыму заметки по теме докторской диссертации, я вижу, что они, как обычно, хорошего качества. Так же как и написанные там статьи по психологии счастья и философии Платона. Способность успешно заниматься научной работой на поздних стадиях голодания явилась для меня приятным сюрпризом.

            В то же время чисто физическая сила понемногу уменьшалась.Сделать несколько простых махов руками во время ежедневной получасовой зарядки становилось все тяжелее (несмотря на ощущение легкости во всем теле). На 12-й день начали трескаться губы, а на 14-й появились легкие и кратковременные головокружения при подъеме с постели, впрочем, не доставившие мне особых неудобств. На десятый день голодания у меня началась небольшая простуда – очевидно, в связи с холодом в комнате и недостатком теплой одежды. Она закончилась в течение трех дней и ни на что особенно не повлияла.

            Когда мне было особенно трудно и хотелось побыстрее завершить голод, я представлял, что собираюсь голодать не 15 дней, а целый месяц, поэтому торопиться некуда, и надо запастись терпением. Другим хорошим способом была попытка заснуть, поскольку утром после пробуждения голодать намного легче, чем вечером.

На мой взгляд, самым сложным в голодании является правильный выход из него. Очень заманчиво считать, что раз голодание успешно завершилось, то теперь можно «расслабиться» и побаловать себя вкусной едой. В этот момент можно сорваться и сильно навредить здоровью. Можно провести аналогию с альпинизмом: достижение вершины – меньшая, хотя и самая приятная часть всего восхождения. Спуск обратно нередко бывает более сложным и опасным чем подъем, особенно для уставшего человека. Поэтому еще за день до окончания голодания я подробно расписал, как буду из него выходить, и в дальнейшем старался соблюдать «регламент», рассматривая его как еще одну попытку укрепления воли. Организм постепенно возвращался к еде, поэтому надо было несколько дней противостоять стремлению сорваться в «жор» или съесть что-нибудь «вкусненькое», но неполезное в данный момент восстановления. Это мне в основном удалось.

            Выводы. За 15 суток голода в сочетании с небольшой физической и умственной нагрузкой я потерял  девять килограммов веса. Два из них вернулись в первую неделю восстановительного питания, после чего дальнейший прирост прекратился. Таким образом, мой вес стабилизировался на отметке в 85 килограммов, что при росте в 183 см совсем неплохо. Теперь я планирую в профилактических целях еженедельно устраивать абсолютное (без воды) голодание в течение суток - полутора, что, надеюсь, позволит предотвратить будущее нарастание веса в условиях сидячей работы.

Благодаря потере веса и возросшей гибкости я смог вернуться к некоторым видам спорта (например, тренировкам на скалолазном тренажере), которые незадолго до этого забросил. Вернулись и другие поведенческие привычки, обычно ассоциируемые с молодостью.

            О самом голодании могу сказать, что оно требует предварительной настроенности, внутренней дисциплины и способности терпеть определенный  дискомфорт в течение длительного времени. Мне легче голодать одному, в условиях относительной изоляции от привычных стимулов, что позволяет сберегать ментальную энергию. Поэтому я и езжу с этой целью в Крым, причем в горы, а не на пляж. Как и в психотерапевтическом лечении, здесь действует простое правило: если важное дело не поставить на первое место, успеха не видать. Люди, склонные к суете и погоне за быстрыми, простыми удовольствиями, едва ли смогут справиться с их отсутствием на протяжении нескольких недель. Но это уже совсем другая история…

 

Л.З. Левит,

кандидат психологических наук, доцент            

  

Источник: http://psycholevity.com/articles/15_days_fasting

  • Автор: Zroonedeep
  • 27.05.2015, 04:44
  • Посмотрели: 1301


Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Имеют ли обыкновенныедомашние пауки слух и зрение