Диагностика язвенная болезнь свиней в условиях интенсивной технологии

Что такое Разрыв аневризмы брюшной аорты -

Аневризмы брюшного отдела аорты (АБА) и их осложнения занимают видное место в структуре заболеваемости сердечно-сосудистой системы. Разрыв АБА имеет наиболее тяжелое течение и неблагоприятный прогноз. В последние годы отмечается выраженная тенденция к увеличению количе­ства таких больных. Значительная их часть поступает в общехирургические стационары с подозрением на внутрибрюшную катастрофу. Иногда подлин­ная причина острого живота выявляется только во время экстренной лапаротомии. От того, насколько быстро хирурги смогут правильно сориентиро­ваться в непростой клинической ситуации и предпринять адекватное опера­тивное вмешательство, без преувеличения, зависит судьба больных. Если та­кому пациенту будет отказано в хирургическом лечении, летальный исход неизбежен. К сожалению, далеко не всегда на помощь может прийти сосуди­стый хирург. Вот почему мы полагаем, что врачи, оказывающие экстренную помощь больным с абдоминальной хирургической патологией, должны быть информированы о способах диагностики и лечения АБА.

 

Что провоцирует / Причины разрыва аневризмы брюшной аорты:

Известно подразделение аневризм аорты на врожденные (при болез­ни Марфана) и приобретенные. Последние в зависимости от генеза делятся на: невос­палительные (атеросклеротические, травматические) и воспалительные (сифилити­ческие, микотические, на почве неспецифического аортита). Более 95 % аневризм брюшного отдела аорты имеют атеросклеротическое происхождение.

По форме принято выделять веретенообразные и мешковидные аневризмы. В пер­вом случае имеется диффузное расширение аорты, когда в процесс вовлечена вся ее окружность. Мешковидная аневризма представляет собой выпячивание одной из сте­нок аорты с сообщающимся с ней более или менее узким каналом - «шейкой». Верете­нообразная аневризма развивается чаще, чем мешковидная. Последняя сообщается с аортой на ограниченном протяжении, часто содержит большое количество тромботических масс, поэтому стенка такой аневризмы менее подвержена воздействию внутри-аортального давления.

Величина аневризмы является наиболее важным показателем, так как распрост­раненность аневризмы - главный фактор, определяющий объем оперативного вмеша­тельства. Практическим целям в полной мере отвечает классификация А.А. Покров­ского и соавт.(1975), предусматривающая 4 типа аневризм брюшной аорты.

I тип - аневризма проксимального сегмента брюшной аорты с вовлечением висце­ральных ветвей;

II тип - аневризма инфраренального сегмента до бифуркации;

III тип - аневризма инфраренального сегмента с вовлечением бифуркации аорты и подвздошных артерий;

IV тип - тотальное поражение аорты.

Диаметр аневризмы, как и ее тип, не имеют столь существенного значения для хирур­га. Заслуживает внимания факт влияния диаметра аневризмы на склонность ее к разрыву. Аневризмы большого диаметра разрываются чаще, так как давление на стенку прямо пропорционально радиусу аневризматического мешка и, следовательно, по мере увеличе­ния диаметра аорты увеличивается «разрывная» сила, действующая на ее стенки.

Направление (локализация) разрыва имеет значение, так как оно определяет анато­мическую область, в которую происходит излияние крови (свободная брюшная полость, забрюшинное пространство, кишечник, нижняя полая вена и др.). Опыт показывает, что наиболее часто разрыву подвергается левая латеральная стенка аневризмы, это и опреде­ляет наибольшую частоту забрюшинного разрыва аневризм брюшного отдела аорты.

Известны различные варианты разрывов аневризм брюшной аорты - от наиболее частых (в забрюшинное пространство) до казуистически редких (мочевой пузырь). Поскольку каждая разновидность отличается по клиническим признакам и прогнозу, мы используем следующую классификацию:

1.  Разрыв в забрюшинное пространство;

2.  Разрыв в свободную брюшную полость;

3.  Редкие формы разрыва аневризмы брюшной аорты (в нижнюю полую вену, две­надцатиперстную кишку и т.д.)

 

Симптомы разрыва аневризмы брюшной аорты:

Классификация

Поскольку в опубликованных классификациях аневризм брюшной аорты, осложненных разрывом, имеются определенные различия, мы выб­рали наиболее удобную в практическом отношении по ряду признаков и внесли в нее некоторые коррективы с учетом использования её у больных с разрывом АБА. За основу подразделения приняты: этиология аневризмы, её форма, локализация разрыва и его тип, величина кровопотери.

Классификация аневризм брюшной аорты

По этиологии: врожденные и приобретенные (атеросклеротические, травматические, сифилитические, микотические, на почве неспецифи­ческого аортита)

По форме: веретенообразные, мешковидные

По типу (распространенности) поражения:

I тип - поражение проксимального сегмента брюшной аорты с вовле­чением висцеральных ветвей;

II тип - поражение инфраренального сегмента до бифуркации;

III - инфраренальный сегмент с вовлечением бифуркации и под­вздошных артерий;

IV - тотальное поражение аорты.

Локализация (направление) разрыва: забрюшинное пространство, свободная брюшная полость, редкие (нижняя полая вена, двенадцати­перстная кишка, мочевой пузырь и т. д.).

Разрыв аневризмы брюшной аорты среди других причин «острого жи­вота» занимает особое место не только по причине катастрофического течения и неизбежности летального исхода в относительно короткий период времени без экстренной операции. Дело в том, что ошибка в диагностике других острых заболеваний органов брюшной полости (например, если вместо острого аппендицита во время операции обнаруживают прободную язву) не приводит к существенным трудностям в выполнении вмешатель­ства. Если же во время лапаротомии случайно обнаруживают разрыв анев­ризмы брюшной аорты, хирург может оказаться в крайне сложном положе­нии: он должен располагать достаточным опытом в сосудистой хирургии.

На вопрос о том, проста или сложна диагностика разрыва АБА, нельзя дать однозначный ответ. С одной стороны, при наличии характерной триады при­знаков: боль в животе и поясничной области, коллапс, пульсирующее образова­ние в брюшной полости диагноз действительно не труден. С другой стороны, не было бы большого числа диагностических ошибок (50-70 % случаев), если бы с распознанием разрыва аневризма дело обстояло так просто.

Каковы же конкретные задачи, стоящие перед клиницистом при обсле­довании больного с подозрением на это заболевание? Они могут быть сформулированы следующим образом. Во-первых, необходимо устано­вить, что у больного действительно есть аневризма брюшной аорты. Опыт показывает, что нередко имеется гипердиагностика аневризмы за счет из­витой, атеросклеротически измененной и усиленно пульсирующей брюш­ной аорты, которая особенно хорошо пальпируется у худощавых людей, страдающих гипертонической болезнью. Вместе с тем, у тучных людей можно не пропальпировать аневризму даже значительных размеров. Во-вторых, требуется доказать сам факт разрыва аневризмы. В практике на­блюдаются такие случаи, когда боли в животе у больного с аневризмой брюшной аорты объясняются не ее разрывом, а другими причинами. Это может послужить поводом для ошибочной диагностики разрыва АБА и эк­стренного вмешательства, вместо того, чтобы оперировать больного в пла­новом порядке после соответствующего обследования и тщательной под­готовки. С другой стороны, у некоторых больных с диагностированной АБА признаки ее разрыва могут быть настолько слабо выражены, что ус­кользают от внимания врача.

Клиническая картина разрыва аневризмы брюшной аорты в достаточной степени многообразна, что в первую очередь определяется типом разрыва.

При забрюшинном разрыве аневризмы брюшной аорты болевой синд­ром имеет постоянный характер. Наиболее часто боли возникают в животе или в поясничной области. Характер болей связан с локализацией и распро­страненностью забрюшинной гематомы. При обширных, напряженных ге­матомах наступает компрессия нервных стволов и сплетений, что обуслов­ливает особенно мучительный и непроходящий болевой синдром.

Иррадиация болей также имеет непосредственную связь с локализаци­ей и распространенностью забрюшинной гематомы. Так, если нижний по­люс гематомы достигает малого таза, наблюдается иррадиация болей в па­ховую область, бедро, промежность. При высоком распространении гема­томы боли иррадиируют вверх, чаще - в область сердца.

Необходимо отметить одно важное обстоятельство, заключающееся в следующем. У большинства больных степень выраженности болевого син­дрома не соответствует объективным симптомам со стороны живота, кото­рые проявляются весьма умеренно. Последние обусловлены растяжением париетальной брюшины и экстравазацией крови в брюшную полость. Сле­дует подчеркнуть, что количество крови в свободной брюшной полости при забрюшинном разрыве аневризмы обычно небольшое - не более 200 мл. Видимо, этим объясняется отсутствие выраженной перитонеальной симптоматики. Крайне важным для диагностики аневризмы является обнаружение пульсирующего образования в брюшной полости. Это уда­ется примерно в 70-80 % случаев. Может быть выявлено и непульсирую­щее образование, что объясняется массивным тромбозом полости аневриз­мы или большой забрюшинной гематомой.

Синдром кровопотери, если он выражен, играет решающую роль в ус­тановлении клинического диагноза разрыва АБА. Наиболее острые про­явления этого синдрома (коллапс с потерей сознания) встречаются при­мерно у 20 % больных. У остальных клинические проявления внутреннего кровотечения выражены весьма умеренно. Это является характерным для забрюшинного разрыва, так как излияние крови в забрюшинное простран­ство происходит сравнительно медленно, что оставляет время для включе­ния компенсаторных гемодинамических механизмов. Отсюда и возникают трудности в диагностике забрюшинного разрыва АБА, поскольку резонно ожидать при столь грозном заболевании более значительных гемодинами­ческих расстройств. Вот почему слабая выраженность синдрома кровопо­тери или его отсутствие не должно служить основанием для отрицания диагноза разрыва АБА. Об этой особенности клинической картины забо­левания следует помнить, и тогда будет меньше неоправданных задержек госпитализации больных и излишне длительного наблюдения за ними в условиях стационара.

Внутрибрюшинный разрыв аневризмы брюшной аорты характери­зуется крайне тяжелыми клиническими проявлениями: быстрым нараста­нием симптомов внутреннего кровотечения и геморрагическим шоком. При осмотре больного отмечается резкая бледность кожных покровов, по­крытых холодным потом. Пульс частый, нитевидный. Живот вздут, резко болезненный во всех отделах. Определяется разлитой симптом Щеткина-Блюмберга. При перкуссии живота выявляется свободная жидкость в брюшной полости. Катастрофическое течение болезни в таких случаях ис­ключает проведение каких-либо диагностических мероприятий. Леталь­ный исход наступает очень быстро.

При разрыве (прорыве) АБА в нижнюю полую вену больные жалуют­ся на слабость, одышку, сердцебиение. Локальные симптомы характеризу­ются болями в животе и поясничной области, наличием пульсирующего образования в животе с характерным систоло-диастолическим шумом над ним. Отмечается отек нижних конечностей и нижней половины туловища. Указанные симптомы развиваются постепенно, но неуклонно прогресси­руют, приводя к тяжелой сердечной недостаточности.

Разрыв аневризмы брюшной аорты в двенадцатиперстную кишку характеризуется симптомами профузного желудочно-кишечного кровоте­чения: внезапный коллапс, кровавая рвота, мелена. Этот симптомокомплекс трудно дифференцировать от кровотечения в желудочно-кишечный тракт другой этиологии. Диагноз облегчается в тех случаях, когда имеются анамнестические указания на аневризму брюшной аорты или она опреде­ляется при пальпации живота.

Установление типа аневризмы на основании клинических данных - сложная и не всегда разрешимая задача. В этом плане наиболее практически важным является определение верхнего полюса АБА, т.е. соотношение ее с почечными артериями. Существенное значение при этом имеет симптом Де Бэки, а именно: возможность при пальпации аневризмы «обойти» рукой ее верхний полюс. Если это удается (т.е. симптом Де Бэки положителен), то проксимальная граница аневризматического расширения аорты расположе­на ниже устья почечных артерий. К сожалению, этот симптом, дающий дос­товерную информацию при хронической аневризме, при разрыве ее не столь информативен. Прежде всего, это обусловлено наличием парааортальной гематомы, маскирующей истинные границы поражения аорты. Отсюда сле­дует, что отрицательный симптом Де Бэки еще не означает факт распростра­нения расширения аорты до уровня почечных артерий и выше.

 

Диагностика разрыва аневризмы брюшной аорты:

Ошибки диагностики

Анализ наших наблюдений и данные литературы показывают, что раз­рыв АБА представляет собой сложную диагностическую проблему. Спектр диагностических ошибок очень широк. Категория больных с разрывом АБА, у которых ошибочно диагностируют какое-либо заболевание группы «острого живота» - самая многочисленная. Наиболее частые ошибочные диагнозы: острый холецистит, панкреонекроз, деструктивный аппендицит и др. Боли в поясничной области, которые наблюдаются у большинства больных с разрывом АБА, могут навести на мысль об остром урологичес­ком заболевании. Острая боль в пояснице, сопровождающаяся корешко­вым синдромом с иррадиацией болей в ноги, в ряде случаев служит основа­нием для постановки диагноза «радикулит». Наконец, некоторые больные поступают в клинику с диагнозом острой непроходимости бифуркации аорты и артерий нижних конечностей. Собственно, это и не был бы в пол­ной мере ошибочный диагноз, так как в каждом из указанных случаев раз­рыв АБА сочетался с острым тромбозом или эмболией ниже расположен­ных артериальных магистралей. Суть ошибки заключалась в том, что вни­мание врачей было сосредоточено только на клинических признаках ише­мии нижних конечностей, а более важное обстоятельство - разрыв АБА - было упущено из виду. Таким образом, диагностические ошибки суще­ственно влияют на судьбу больных. Знание основных клинических прояв­лений этой болезни и тщательное физикальное обследование больных по­зволяют поставить правильный диагноз или хотя бы заподозрить разрыв аневризмы. Вместе с тем не являются большой редкостью такие случаи, когда проведение дифференциального диагноза разрыва АБА с другими, сходными по клинике заболеваниями, оказывается не по силам даже опыт­ному клиницисту. При этом неоценимую помощь оказывают специальные методы исследования.

Инструментальная диагностика

Хорошей информативностью обладает неинвазивный метод исследова­ния - ультразвуковое ангиосканирование. Применение этого метода не ухудшает состояние больных и дает достоверную информацию о размерах аневризмы, локализации разрыва и величине парааортальной гематомы.

Компьютерная томография. В последние годы успешно используется предоперационная спиральная компьютерная томография, что позволяет точно определить локализацию и размер аневризмы, отношение ее к почеч­ным артериям и другим ветвям брюшной аорты, точно определить место разрыва. А при стентировании аорты КТ помогает определить необходи­мый размер стента. Признаками, указывающими на разрыв АБА являются:

1. Обнаружение парааортальной гематомы; причем имеется возмож­ность дифференцировать «свежую» и «старую» гематомы.

2. Смещение гематомой забрюшинно расположенных органов.

Нет никаких сомнений в том, что КТ является высокоинформативным и безопасным диагностическим методом.

Аортография. Более травматичным, но у ряда больных совершенно необходимым, методом исследования является аортография (рис. 17.1). Она показана в клинически неясных случаях с целью установления окон­чательного диагноза. Но даже при установленном диагнозе разрыва АБА рентгеноконтрастное исследование дает ценную дополнительную инфор­мацию: 1) определение взаимоотношений аневризмы с висцеральными ветвями брюшной аорты, ее распространения на бифуркацию аорты и подвздошные артерии; 2) уточнение характера окклюзионных пораже­ний висцеральных артерий и магистральных артерий конечностей; 3) вы­явление аортокавального свища (рис. 17.2). Следует отметить, что при аортографии не всегда удается подтвердить факт разрыва аневризмы, так как экстравазации контрастного вещества может не быть в связи с тампо­надой дефекта стенки аневризматического мешка кровяными сгустками. Противопоказанием к аортографии является крайняя тяжесть состояния больного и нестабильная гемодинамика со снижением артериального давления ниже 90 мм рт.ст.

В ряде случаев существенную помощь в дифференциальной диагности­ке разрыва АБА и острых заболеваний органов брюшной полости оказывает лапароскопия. Выявление свободной крови в брюшной полости, гемато­мы в забрюшинной клетчатке, брыжейке тонкого и толстого кишечника делают диагноз в достаточной степени определенным. Однако указанные признаки не являются строго специфичными для разрыва аневризмы, так как могут наблюдаться при геморрагическом панкреонекрозе, а также при травматических повреждениях органов брюшной полости и забрюшинного пространства.

Лапароскопия показана у больных с подозрением на разрыв АБА при условии: 1) стабильной гемодинамики (с систолическим АД не ниже 90 мм рт.ст.), 2) невозможности проведения в качестве первичных методов инст­рументального обследования ультразвукового исследования.

Эндоскопические признаки разрыва аневризмы брюшного отдела аорты подразделяются на прямые и косвенные.

К прямым признакам разрыва АБА относятся:

1.  Гематома забрюшинной клетчатки и брыжейки тонкого кишечника.

2. Жидкая кровь или интенсивно окрашенная серозная жидкость в брюшной полости.

Особое значение этот метод имеет в послеоперационном периоде (ди­намическая лапароскопия).

 

Лечение разрыва аневризмы брюшной аорты:

Экстренные хирургические вмешательства у больных с разрывом АБА представляют собой сложную проблему. Они сопровождаются высокой ле­тальностью и большим количеством осложнений. В то же время отказ от операции равносилен вынесению пациенту смертного приговора.

Исходя из отмеченного выше,  для хирургического вмешательства при ра­зорвавшейся аневризме альтернативы не существует. Однако хирургическую активность при данной патологии нельзя расширить беспредельно, поскольку в ряде случаев операция заведомо обречена на неудачу. В связи с этим хирург дол­жен тщательно оценить ситуацию, чтобы, с одной стороны, не сделать напрас­ной операции, а с другой — не лишить больного последнего шанса на спасение.

Следует иметь в виду 5 факторов риска, ассоциированных с летально­стью: возраст старше 76 лет, признаки ишемии миокарда, показатели ге­моглобина < 90г/л, креатинина > 190ммоль/л и отсутствие сознания при поступлении в больницу.

Естественно, что аневризма брюшного отдела аорты никогда не бывает изолированным проявлением общего атеросклероза. Практически у каждого больного имеется ишемическая болезнь сердца, у многих атеросклеротическое поражение мозговых сосудов. Все это существенно отягощает состояние больных, в особенности, если в анамнезе имеются инфаркт миокарда или на­рушение мозгового кровообращения. Вместе с тем, указанные обстоятельства не делают прогноз абсолютно безнадежным. Тем не менее, наличие у больного свежего инфаркта миокарда или острого нарушения мозгового кровообраще­ния полностью исключает возможность оперативного лечения разрыва АБА.

Нарушение функции мочевыделения у данного контингента больных является плохим прогностическим признаком, так как даже при нормаль­ном исходном диурезе после аневризмэктомии часто развивается прогрес­сирующая почечная недостаточность, являющаяся во многих случаях при­чиной летального исхода. Борьба за жизнь больного с разрывом АБА дол­жна начинаться с приемного отделения больницы. В идеале, здесь должны устанавливаться катетеры в центральную вену, в мочевой пузырь, опреде­ляться основные показатели гемостаза, группа крови, резус-фактор и т.д.

Целесообразно госпитализировать больного в палату интенсивной те­рапии, где наряду с продолжающейся подготовкой к операции выполняют­ся УЗИ, при возможности, КТ. Кроме того, должна проводиться оценка функции сердца, легких и почек. На тот случай, когда немедленная опера­ция по каким-либо случаям невозможна, существуют бескровные методы временной остановки кровотечения из разорванной аневризмы аорты. Ус­пешно применяется пневматическая компрессия тела, позволяющая остановить кровотечение из аорты на период около 2-5 часов. Однако область ее использования ограничена временем транспортировки больного.

Операция по поводу разрыва аневризмы брюшной аорты относится к разряду таких хирургических вмешательств, при которых особое значение имеют быстрота и четкая последовательность манипуляций. Малейшая ошибка или отступление от оптимального для данной ситуации техничес­кого варианта операции может стоить больному жизни. Вот почему необ­ходимо подробно остановиться на технических деталях вмешательства.

Оптимальный оперативный доступ при разрыве аневризмы брюшной аорты - срединная лапаротомия от мечевидного отростка грудины до лобка. Этот хирургический подход дает широкую экспозицию инфраренальной аорты и подвздошных артерий. Некоторые хирурги пользуются поперечной лапаротомией, производя горизонтальный разрез передней брюшной стенки на 3-4 см выше пупка. Однако этот доступ ограничивает зону оперативного действия, так как в условиях поперечной лапаротомии экспозиция под­вздошных артерий достигается с большим трудом. Кроме того, поперечный доступ более травматичен и длителен по сравнению с вертикальным средин­ным. Что касается торакофренолюмботомии, которая позволяет широко мо­билизовать аорту вместе с почечными артериями и висцеральными ветвями, то для вмешательства по поводу разрыва инфраренальной аневризмы в этом оперативном доступе просто нет необходимости. В ряде случаев при обшир­ном объеме поражения и при необходимости реваскуляризации нижних ко­нечностей требуется комбинированный подход: срединная лапаротомия и бедренный доступ (одно- или двусторонний).

После вскрытия брюшной полости первоначальной задачей хирурга является осуществление проксимального контроля брюшной аорты, т.е. прерывание кровотока в аорте выше аневризмы. Выделяют три уровня проксимального контроля брюшной аорты: инфраренальный, супраренальный, поддиафрагмальный.

Верхний полюс аневризмы брюшной аорты чаще всего располагается на 2 и более см, ниже отхождения почечных артерий. В связи с этим следует стре­миться осуществить проксимальный контроль на инфраренальном уровне. Этот ответственный этап операции производят следующим образом. После вскрытия брюшной полости тонкий кишечник перемещают в правую полови­ну раны или вообще выводят из брюшной полости, укутав его во влажное по­лотенце. Далее рассекают заднюю париетальную брюшину у корня брыжейки поперечной ободочной кишки, задний листок брыжейки и связку Трейтца. Двенадцатиперстную кишку смещают вправо, после чего пальцем выделяют инфраренальный участок аорты. В большинстве случаев это удается сравни­тельно легко, т.к. окружающие аорту ткани смещены в сторону парааортальной гематомой. Вслед за этим на выделенный участок накладывают зажим.

В ряде случаев существенной помехой для наложения инфраренального зажима яв­ляется левая почечная вена. Когда в услови­ях парааортальной гематомы затруднен ви­зуальный контроль, она может быть повреж­дена, вследствие чего возникает дополни­тельный источник кровотечения. Не следует тотчас пытаться отыскать дефект венозной стенки и зашивать его, т.к. это приводит к по­тере драгоценного времени. Необходимо осу­ществить гемостаз тампонадой кровоточаще­го участка и продолжить манипуляции на аорте. Если левая почечная вена оказывается непреодолимым препятствием для наложе­ния на аорту инфраренального зажима, она может быть пересечена между зажимами вблизи устья, чтобы сохранить функциони­рующие коллатерали в воротах почки. После завершения операции на аорте нужно восста­новить целостность пересеченной (или слу­чайно поврежденной) почечной вены. В принципе, как крайний вариант, допустима и перевязка почечной вены, но это дополни­тельный фактор, который может усугубить и без того часто развивающуюся почечную не­достаточность у оперированных больных.

Если возникли трудности с выделением инфраренальной аорты, можно воспользоваться эндоваскулярной окклюзией «шейки» аневризмы с помо­щью катетера Фолея, баллона - обтуратора типа Фогарти.

 Следует сказать, что в случаях профузного кровотечения из разрыва аневризмы эндовоскулярный проксимальный контроль может оказаться спасительной мерой. Метод не лишен и недостатков. Не всегда достигается полноценная обтурация аорты, что обусловливает подтекание крови помимо баллона. Трудно точно определить, где расположен баллон: ниже, на уровне или выше почечных артерий. При внезапном по­вышении артериального давления обтуратор может быть смещен вниз струей крови и перестанет выполнять свою функцию. Наконец, баллонная обтурация, как и наружная компрессия - временная мера для экстренного гемостаза, после чего на инфрареналь-ную аорту должен быть наложен зажим.

Существенные трудности как для проксимального контроля, так и для наложения верхнего анастомоза возникают, если верхний полюс аневриз­мы расположен близко к почечным артериям. При этом допустимо нало­жение зажима на супраренальном уровне. Длительность супраренального пережатия аорты должна быть максимально сокращена, поэтому тотчас после наложения проксимального анастомоза аорты с протезом зажим должен быть перемещен ниже почечных артерий.

Поддиафрагмальный уровень проксимального контроля брюшной аор­ты показан в тех случаях, когда: состояние больного настолько критичес­кое, что не остается времени для выделения «шейки» аневризмы; имеется обширная забрюшинная гематома, затрудняющая поиск и выделение ин-фраренальной аорты.

Методика поддиафрагмалъного пережатия аорты заключается в следу­ющем. Сразу после вскрытия брюшной полости рассекают левую треуголь­ную связку печени и левую ее долю отводят вправо. Вскрывают полость ма­лого сальника, тупо выделяют аорту тотчас ниже отверстия в диафрагме и пережимают ее пальцами или зажимом (рис. 17.4). Поддиафрагмальное пе­режатие аорты сопровождается ишемией почек и всех брюшных органов, в связи с чем оно должно быть кратковре­менным. Оно необходимо только на пери­од осуществления инфраренального (или супраренального) контроля, после чего тотчас должно быть устранено.

Таковы способы и уровни проксималь­ного контроля брюшной аорты. Каждый из них имеет свои преимущества и недо­статки, а также показания к применению. Более трех десятилетий прошло с того дня, когда Ch. Dubost (1951) выполнил первую операцию по поводу аневризмы брюшного отдела аорты. За истекший пе­риод времени техника операции претерпе­ла существенные изменения, в связи с чем операция перестала в полной мере соот­ветствовать термину «аневризмэктомия». В настоящее время общепризнано, что не следует удалять аневризматический ме­шок целиком, т.к. это чревато травмой спа­янных с аневризмой органов, увеличивает кровопотерю и длительность операции, имеет следствием тяжелый послеопераци онный парез кишечника. В современном варианте объем операции включает в себя удаление содержимого аневризмы (атероматозные и тромботические массы), иссечение передней и частично боковых стенок аневризматического мешка, в связи с чем правильнее было бы назвать такое вмешательство «суб­тотальной аневризмэктомией». Тотальное удаление аневризмы допустимо при маленьких ее размерах, но такая возможность встречается редко, посколь­ку разрываются обычно крупные аневризмы.

Приступая к аневризмэктомии, необходимо одновременно решить вопрос о том, какое протезирование предпочесть: прямое или бифуркационное. В от­личие от плановой операции, объем которой нередко включает реконструк­цию почечных и других висцеральных сосудов, а также артерий нижних ко­нечностей, при экстренной аневризмэктомии главная задача - спасение жиз­ни больного. В связи с этим объем вмешательства следует по возможности не расширять. В частности, прямое протезирование аорты (трубчатый протез) предпочтительней бифуркационного. К сожалению, возможность прямого протезирования представляется далеко не всегда.

Как было отмечено выше, с целью сокращения времени выполнения опе­рации и уменьшения ее травматичности полностью пересекать аорту в области «шейки» аневризмы не следует. Переднюю стенку аневризмы рассекают верти­кальным разрезом, который у прокси­мального конца имеет Т-образную форму. Если предполагается прямое протезиро­вание аорты, нижнему концу разреза при­дают такую же форму. Если аневризма вовлекает обе общие под­вздошные артерии, разрез делают таким образом, чтобы появилась возможность вшить бифуркационный протез в малоизмененные участки подвздошных сосудов.  После освобождения полости анев­ризмы от тромботических и атероматозных масс прошивают устья поясничных артерий для окончательного гемостаза. Далее приступают к наложе­нию проксимального анастомоза аорты с протезом. Это - технически наиболее сложный этап протезирования, в особен­ности, если культя инфраренального от­дела аорты короткая.

 Анастомоз накладывают непрерывным обвивным швом. Необходимо от­метить опасность прорезывания швов зад­ней полуокружности анастомоза. Здесь от­сутствует свободный край аорты и поэтому вкол иглы необходимо делать на глубину, вдвое превышающую толщину аортальной стенки. В том случае, если произошло проре­зывание шва, целесообразно наложить не­сколько П-образных швов с синтетическими «прокладками», которые надежно фиксиру­ют протез к стенке аорты. При необходимос­ти между П-образными швами можно нало­жить обвивной шов. Аналогичным способом накладывают дистальный анастомоз, выпол­нение которого значительно легче в связи с лучшей экспозицией дистального отдела аорты. До завершения дистально­го аностомоза путем временного ослабления инфраренального зажима производят «сма­чивание» протеза кровью с последующим вымыванием сгустков с помощью шприца.

Весьма ответственен момент снятия с аорты зажимов. При этом возникает быст­рое перераспределение крови и развивают­ся метаболические нарушения, т.е. синдром реваскуляризации (после более или менее длительного периода ишемии нижней по­ловины тела). С целью профилактики воз­можных гемодинамических расстройств за­жим с аорты надо снимать медленно под контролем системного артериального и центрального венозного давления.

После снятия зажимов необходимо убе­диться в герметичности анастомозов. При подтекании крови из вколов иглы или между швами следует прижать к этому месту сал­фетку, смоченную спиртом, что чаще всего оказывается достаточным для осуществления гемостаза. Если этот прием не дал ожидаемого эффекта, необходимо наложить дополни тельные П-образные швы. Затем, с целью изоляции протеза от окружающих орга­нов, поверх него сшивают оставшиеся уча­стки стенки аневризматического мешка после частичного их иссечения.

Вопрос о дренировании брюшной по­лости и забрюшинного пространства должен быть решен в зависимости от конкретной ситуации. Если предвидится возможность капиллярного кровотече­ния из ложа аневризмы, следует поста­вить аспирационный (не присасываю­щийся) дренаж, если хирург уверен в до­стижении окончательного гемостаза - еобходимость дренирования отпадает.

Важно упомянуть еще об одном обсто­ятельстве. В период выделения аорты и наложения на нее зажимов может про­изойти эмболия подвздошных артерий и артерий нижних конечностей (тромбами, атеросклеротическими бляшками). Вот почему перед завершением дистального анастомоза необходимо проверить харак­тер ретроградного кровотока из обеих подвздошных артерий, последовательно на короткое время снимая с них зажимы. Однако даже в этом случае, если ретро­градный кровоток хороший, целесообраз­но провести ревизию артерий с помощью катетера Фогарти. После окончания сосу­дистого этапа операции необходимо ос­мотреть нижние конечности больного на предмет выявления признаков ишемии.

 Бифуркационное аортоподвздошное протезирование показано при вовлечении в аневризму общих под­вздошных артерий, а также тогда, когда их устья имеют выраженные атеросклеротические изменения. Так же, как и при пря­мом протезировании аорты, перед завер­шением дистальных анастомозов с подвздошными артериями необходимо произ­вести ревизию периферического артериаль­ного русла с помощью катетера Фогарти.

При распространенном атеросклерозе подвздошных артерий показано аортобедренное шунтирование, которое для эконо­мии времени целесообразно выполнять двумя бригадами хирургов.

Особо следует остановиться на тех случа­ях, когда кровоток в нижней конечности вос­становлен слабо или совсем не восстановлен. В этом можно легко убедиться по внешнему виду конечности, а также по результатам уль­тразвукового исследования. Расширять объем операции за счет бедренно-подколенного протезирования и прочих методов реваскуляризации нет смысла, т.к. у этой тяже­лой по многим параметрам категории боль­ных такое вмешательство окажется непере­носимым. Учитывая это обстоятельство, при тяжелой ишемии, включающей мышечную контрактуру, логично выполнить первичную ампутацию конечности.

 В последние годы в качестве альтернативы традиционному хирургическому лечению при разрыве АБА используется установка эндоваскулярного стента. В отличие от открытого хирургического вмешательства этот метод является зна­чительно менее инвазивным. По немногочисленным данным литературы, уста­новка стента уменьшает уровень смертности и количество послеоперационных осложнений. Однако для успешной установки эндоваскулярного стентового протеза в аневризму аорты необходимо, чтобы проксимальная «шейка» аорты не была бы короче 1,5 см и там не должно быть выраженной кальцификации. Перегиб аорты и тазовых сосудов делает установку стента более сложной.

Описан широкий спектр осложнений при имплантации эндоваскулярных стентов. По данным литературы, в 10 % случаев может произойти дистальная миграция стентового протеза. Другими осложнениями могут быть перекрытие стентом почечных артерий и окклюзия протеза (19 %).

Подводя итог сказанному, мы надеемся, что сведения, изложенные в настоящей главе, послужат делу улучшения хирургической помощи боль­ным с разрывом аневризмы брюшной аорты.

 

К каким докторам следует обращаться если у Вас Разрыв аневризмы брюшной аорты:

хирург

Гастроантеролог

Вас что-то беспокоит? Вы хотите узнать более детальную информацию о разрыва аневризмы брюшной аорты, ее причинах, симптомах, методах лечения и профилактики, ходе течения болезни и соблюдении диеты после нее? Или же Вам необходим осмотр? Вы можете записаться на прием к доктору – клиника Eurolab всегда к Вашим услугам! Лучшие врачи осмотрят Вас, изучат внешние признаки и помогут определить болезнь по симптомам, проконсультируют Вас и окажут необходимую помощь и поставят диагноз. Вы также можете вызвать врача на дом. Клиника Eurolab открыта для Вас круглосуточно.

Как обратиться в клинику:
Телефон нашей клиники в Киеве: (+38 044) 206-20-00 (многоканальный). Секретарь клиники подберет Вам удобный день и час визита к врачу. Наши координаты и схема проезда указаны здесь. Посмотрите детальнее о всех услугах клиники на ее персональной странице.

Если Вами ранее были выполнены какие-либо исследования, обязательно возьмите их результаты на консультацию к врачу. Если исследования выполнены не были, мы сделаем все необходимое в нашей клинике или у наших коллег в других клиниках.

У Вас ? Необходимо очень тщательно подходить к состоянию Вашего здоровья в целом. Люди уделяют недостаточно внимания симптомам заболеваний и не осознают, что эти болезни могут быть жизненно опасными. Есть много болезней, которые по началу никак не проявляют себя в нашем организме, но в итоге оказывается, что, к сожалению, их уже лечить слишком поздно. Каждое заболевание имеет свои определенные признаки, характерные внешние проявления – так называемые симптомы болезни. Определение симптомов – первый шаг в диагностике заболеваний в целом. Для этого просто необходимо по несколько раз в год проходить обследование у врача, чтобы не только предотвратить страшную болезнь, но и поддерживать здоровый дух в теле и организме в целом.

Если Вы хотите задать вопрос врачу – воспользуйтесь разделом онлайн консультации, возможно Вы найдете там ответы на свои вопросы и прочитаете советы по уходу за собой. Если Вас интересуют отзывы о клиниках и врачах – попробуйте найти нужную Вам информацию на форуме. Также зарегистрируйтесь на медицинском портале Eurolab, чтобы быть постоянно в курсе последних новостей и обновлений информации на сайте, которые будут автоматически высылаться Вам на почту.


Другие заболевания из группы Болезни желудочно-кишечного тракта:

Если Вас интересуют еще какие-нибудь виды болезней и группы заболеваний человека или у Вас есть какие-либо другие вопросы и предложения – напишите нам, мы обязательно постараемся Вам помочь.

Источник: http://www.eurolab.ua/diseases/2334/

  • Автор: Звенислав
  • 06.06.2015, 09:38
  • Посмотрели: 330


Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Монитор прикроватный техническое задание закупки